частный мастер по ремонту телевизоров на дому

Интервью с Алексеем Атеевым:

СМЕРТЬ: Думается, читателям будет интересно, кто скрывается за именем Алексей Атеев. Расскажите о себе, о своем стиле жизни.

АТЕЕВ: Итак, о себе любимом. Мне - пятьдесят лет. Внешность довольно колоритная: я упитан, широк в плечах, большой живот, задница маленькая, ношу шестидесятый размер головного убора. Женат один раз, двое взрослых ребят: сын и дочь. По знаку зодиака - Лев. По характеру В детстве папа часто повторял в мой адрес слова Чехова из рассказа "Детвора": " На вид он флегма, но в душе - порядочная бестия". Я не злой, но и не добрый, достаточно открытый и, в то же время, замкнутый. Словом, самый обычный Ой, ли? - тут же слышу внутренний голос. Родился и живу в Магнитогорске.

Я - типичный продукт эпохи семидесятых годов. Мировоззрение мое сформировали чтение и улица. Из политических организаций состоял только в пионерах. Правда, в школе приняли в комсомол, но после ее окончания, взносы платить перестал, поскольку долго нигде не задерживался. В молодости сменил множество разных профессий. В том числе был цветоводом, лесником, нагревальщиком металла на металлургическом комбинате, еще кем -то Учился в горно-металлургическом, и медицинском институтах, но, в результате, закончил филфак педагогического института. В школу, конечно же, не пошел, а подался в журналисты, в городскую газету под названием, "Магнитогорский рабочий", где довольно быстро сделал карьеру, достигнув поста заместителя главного редактора. Журналистикой, однако, занимался мало, а был газетчиком - технарем. В апреле прошлого года, в ходе смены власти, покинул, ставшие родными, стены редакции, пустившись в свободное плавание.

Основное увлечение с юношеских лет и по сию пору, - рок-музыка. Собрал довольно приличную коллекцию компакт-дисков. Кроме этого интересуюсь нумизматикой, собираю старинные монетки. Еще я люблю собак. Сейчас у меня есть американский стаффордширский терьер - немолодая сучка по кличке "Озма", а до нее был короткошерстный сенбернар "Ней". Всему прочему предпочитаю свободу. Возможно, я понимаю ее несколько своеобразно, но никому кланяться не привык. На том стоим. На писателя, тем более, "ужасописца" ни коим образом не похож, скорее, на "нового русского". У меня нет бороды, горящего взгляда, худобы. Посторонние часто обращаются на "ты", почему-то особо благоволят ко мне люмпены. У меня есть знакомые политики, министры, депутаты Государственной Думы, миллионеры, крупные промышленники, а так же, чиновники, бомжи, проститутки, воры, торговцы, журналисты, литераторы, шулера, и много кто еще. Не склонен клеймить и обличать существующие порядки, или, наоборот, воспевать новый строй. Часто впадаю в уныние. Выпиваю умеренно. Наркотики не употребляю, хотя и пробовал. Я - самый обычный законопослушный гражданин. Однако.

СМЕРТЬ: Вы известны мне, как ужасописатель. Пробовались ли вы в других жанрах, если да, то насколько успешно?

АТЕЕВ: Нужно сразу заметить, что издатели с большой неприязнью относятся к мистике. Один из главных доводов: "Наш читатель до подобной литературы еще не дорос". Почему именно он "не дорос", никто мне толком так и не объяснил. Думаю, до сих пор действует стереотип советских времен, когда мистика считалась чем-то настолько "не нашим", что о ней и упоминать боялись. Как вам известно, я время от времени публикуюсь и в московском журнале "Смена". Там меня любят. Но, опять же, постоянно приходится слышать тот же довод от "литературных" дам: "Начальство не одобряет мистики".

Обычно после слов про недоразвитых читателей, редактора в издательствах изрекали следующее: "Почему бы вам не написать детектив? Вот тогда!.." Что будет тогда?.. Возможно, последуют баснословные тиражи, начнут платить невероятные гонорары... Человек, существо слабое, и я однажды взялся за детектив. Далее позволю процитировать отрывок из интервью со Стивеном Кингом:

"Я пишу просто романы, но получаются они страшные. Я рассказывал, что несколько лет назад честно пытался написать вестерн, потому что я люблю этот жанр, Я написал 160 страниц, но единственная сцена, которая действительно получилась, единственная, которая удерживала внимание, была та, в которой совершенно пьяный старик ковбой падает в загон для свиней и животные его сьедают. Единственная сочная сцена! К этому стремится мое сознание по причине, которую я не понимаю."

То же я могу сказать и о себе. Я написал детектив, даже, скорее, боевик "Скорпион нападает первым" - Эксмо - пресс.1999 Серия "Руссский бестселлер", Авторское название "След скорпиона" (Примечание. Вообще умиляет постоянное стремление издателей менять заголовки. Для чего - непонятно, Ладно, когда под новым названием переиздают старые книги. Тут, так сказать, чистая коммерция. А в данном случае? У меня есть роман про прорицателя, который назывался "Обреченные пророки". Так они поменяли заголовок на "Бешеный"??? Никакого бешеного там и близко нет).

Сюжет в этом "Скорпионе..." следующий. Путь молодого парня, дезертира из Чечни пересекается с деятельностью международного террориста, приехавшего в Москву совершать теракты. Так, на мой взгляд, самыми сильными получились страницы, где эта веселая парочка блуждает по лабиринтам подземной Москвы, набредает на древнее захоронение и вступает там в сражение с громадными крысами, гнездящимися в трухлявых гробах... Почему так получается, я, как и мэтр, не понимаю. Больше реалистических произведений, кроме вышеупомянутой книги я не написал.

СМЕРТЬ: Почему вы выбрали именно ужасы и мистику? Жанр ведь хлопотный и не слишком прибыльный, печатают не так часто, да и тиражи поменьше, четко сформировавшегося рынка нет. Авторов, регулярно в нем пишущих, можно переситать на пальцах одной руки. Откуда такая тяга к страшно-неведомому?

АТЕЕВ: Не знаю! Самому интересно. Немолодой, весьма упитанный мужчина, сибарит и эпикуреец, который не прочь выпить и предаться прочим радостям жизни, склонный к иронии и даже к сарказму, пишет разные страшилки. Я и у мамы спрашивал: "Как ты, мама, думаешь, почему я склонен к мистицизму?" " Не знаю," - говорит мама. "Может меня в раннем детстве кто - нибудь напугал?" И этот факт мама отрицает.

И все - таки, как мне кажется, причины нужно искать именно в детстве, а, возможно, в некой, неведомой мне наследственности. Хотите верьте, хотите нет, но мне всегда казалось, да и до сих пор кажется, что окружающий нас мир, населен множеством невидимых существ. Я помню один летний день на городском кладбище. Мне тогда было лет двенадцать. Мы приехали помянуть родствеников. По какой-то причине я остался один. И вдруг мне показалось, что за мной наблюдает нечто. Краем глаза я успел поймать это нечто: словно большой моток блестящей тонкой проволоки непрерывно меняющий свои очертания. Возможно, мне только показалось. Но ощущение ужаса свежо до сих пор, словно это случилось вчера. Значительно раньше, в конце пятидесятых годов мы с матерью жили на даче, на полустанке "Запасное". Наш маленький домик, половину которого занимала русская печь, стоял на краю соснового бора. Ворота заднего двора были прибиты к двум соснам. За полотном железной дороги находилось заросшее луговыми цветами и высокой травой старое кладбище с покосившимися крестами... Все вокруг было полно тайн. Помню, один раз, добираясь до дачи на машине мы застряли в большой луже посреди лесной дороги. Рядом, в глубоком бочаге, плавала железнодорожная шпала, а может, утопленник... Помню, сгустилась тьма, машина стояла посреди лужи, в траве призрачным светом горели светляки, и странно кричала какая - то ночная птица...

Все эти воспоминания, идушие, согласно Фрейду, из подсознания, присутствуют на страницах моих книг. Воможно, таким образом, я избавляюсь от детских страхов. Определенную роль сыграли и различные обстоятельства моей жизни. В молодые годы, в начале семидесятых, мне пришлось сменить довольно много мест работы, причем, иной раз, весьма экзотических. Так я работал санитаром в морге и санитаром в психиатрической больнице. Безусловно, и этот опыт повлиял на характер моего творчества.

Ну, и конечно, само место обитания, Магнитогорск, располагает к написанию "чернухи". В "Псах Вавилона" я попробовал описать начало Магнитки... Начало не только историческое, но и мистическое. Нужно заметить, тема вампиризма, как мне кажется, наиболее подходит для мистической характеристики этого места, порожденного тоталитаризмом. Конечно - образ вампира, поселившегося в трущобах "социалистического города" - аллегория. Но, то, что государство высасывало все соки из своих граждан - безусловный факт. В тридцатые годы Магнитка была окружена кольцом лагерей и спецпоселков, в которых жили ссыльные. То, что город построен на костях, не подлежит сомнению. Мне отец рассказывал, что именно в том году, когда происходит действие романа (1935), сам лично видел валявшуюся на свалке отрезанную женскую голову.

Мои родители детьми, вместе со своими родителями, приехали на Магнитку в самом начале ее строительства, т.е. в 1929 году. Прибыли их семьи сюда хоть и по своей воле, но тоже не от хорошей жизни. Как вы понимаете, от хорошей жизни на голое место, в продуваемую всеми ветрами степь, люди не приезжают. С детства я слышал от своих бабушек и родителей истории о тех временах. Сейчас, конечно, Магнитогорск - обычный российский город, довольно большой, неухоженный, грязный, известный своим комбинатом, да хоккейной командой. Кто-то за последние годы разбогател, причем, очень, даже по мировым меркам, но таких - единицы, а большинство как жило от зарплаты до зарплаты, так и теперь живет. Иронический (а для многих, вполне серьезный) девиз прошлых лет: "Вытянемся в нитку - не подведем Магнитку!" работает и до сих пор. И все же, некая магическая, я бы сказал, инфернальная аура давлеет над городом. Можно отыскать множество примеров этому. Даже герб города доморощенные умники - геральдисты придумали следующий: щит с серым полем, в его центре - черный треугольник! Разве не иллюстрация моим словам? Такие вот "размышлизмы" об истоках собственного творчества.

СМЕРТЬ: Ваши романы посвящены разным стереотипическим героям ужасов, которые пока что не повторялись, колдунам, зомби, отечественному вуду, вампирам, оборотнямя, дьяволопоклонникам и Сатане. Создается впечатление, что вы хотите создать паноптикум монстров. Так ли это, и кто будет следующим?

АТЕЕВ: Паноптикум? Возможно. Но я не стремлюсь объять необьятное. Просто мне интересно брать разные проявления инфернального, и лепить вокруг них конкретную ситуацию. Конечно, можно было бы взять какую-нибудь конкретную тему, например, вампиризм, и "обсасывать" ее на разные лады. Но, я бы, неизбежно повторялся, а этого мне не хочется. Поэтому тут я следую опыту того же Стивена Кинга, который работает именно по такому принципу. В то же время, на мистические темы, особенно на Западе, написано и снято так много, что неизбежно повторяешь какой - нибудь эпизод, сюжетный ход или просто образ. Причем, чаще всего, невольно. И книгу-то не читал, и фильм не видел, а вот обвиняют в плагиате. Чаще всего это идет от тех, кто "тоже так может писать", но увы, почему-то, не пишет. Помню, как то встретил на улице знакомого парня. Он меня спрашивает: - Пишешь? - Пишу. - Для бабушек твои книжки. Вот, что надо читать! - и полез в "дипломат". Ну, думаю, сейчас какого - нибудь Селина достанет, или Мураками ... А он вытаскивает... Пикуля! Или вот, с "Картами Люцифера"... Тут я на сайте "Эксмо" прочел в свой адрес обвинение в плагиате. Мол, один в один, списано с фильма Polanski "Девятые врата". Ладно бы, с романа Переса -Реверте. А то, именно с фильма! Не отрицаю, идея книги появилась у меня после просмотра этого фильма. Некоторые сюжетные ходы, каюсь, заимствовал. Но и только! Да и идея совершенно иная, чем у Polanski, тем более, у Переса- Реверте. А ведь книга получилась интересной. Но нет, нужно обличить! В таком случае в плагиате можно обвинить кого угодно, начиная с Алексея Толстого с его Буратино и кончая Джойсом с его Улиссом.

Что касается следующего романа... Пишу... Но смысл сюжета раскрывать пока не буду, а то начнут в списывании обвинять раньше времени.

СМЕРТЬ: Вас явно привлекает идея морока (особенно заметно по повестям "Мара", "Сеть", отдельным отрывкам из "Карт Люцифера". При их описании вы играете по правилам или нет? То есть, вы сами знаете, где проходит грань между литературной реальностью и галлюцинациями героя или наваждение становится самоцелью?

АТЕЕВ: Морок, фантасмагория, присутствуют в большинстве моих книг. Поскольку их действие происходит, как вы обозначили место, в литературной реальности, читатель должен сам определиться: правда это или игра воображения героя. Поэтому, я скорее играю не по правилам, не утверждая наверняка, а оставляя читателю возможность додумывать отдельные перипетии сюжета самостоятельно. Ведь все мы, так или иначе, верим в сверхъестественное только, зачастую, боимся себе в этом признаться. И вновь, для иллюстрации своего утверждения я хочу "ввернуть" цитатку. На этот раз из Л.Н. Гумилева. Читаем в книге "Древняя Русь и Великая степь" "Мысль" 1989, стр. 343-344:

"Демонология - явление постоянное, не зависящее от формации и уровня цивилизации. Был случай, когда одна служащая женщина отпросилась с работы, чтобы навестить могилу близкого родственника на Новодевичьем кладбище в Москве. Пока она отправшивалась у начальства, покупала цветфы и ехала через всю Москву, сгустились сумерки. Она, показав документы, пошла на могилу... и заблудилась. Ей навстречу попался гражданин. Она спросила у него дорогу. Он объяснил, но путано. Она попросила его проводить ее к могиле. "Уже темновато, а я покойников боюсь". Он ее любезно повел по дорожкам и тупикам и вдруг через плечо, спросил: "А вы не сможете мне объяснить почему люди нас боятся?". - Ах!...

Миф это или событие - для нас не важно. Прошу читателя представить себя на месте этой дамы, тогда он поймет, что такое "демонология"."

Если слегка перефразировать дальнейшее продолжение мысли Гумилева в применение к моему творчеству, то я описываю не только то, что существует в действительности, но и то, что человек воспринимает, на что реагирует.

СМЕРТЬ: Действие всех ваших романов написанных после распада СССР, происходит в прошлом: в 30 - ых, 60 - ых, 70 - ых годах. Почему вы переносите действие своих вещей именно в эти эпохи, они вам дороги или интересны? Или вам по какой - то причине неинтересно или неприятно писать про современность?

АТЕЕВ: По правде, говоря, я не отдаю предпочтение тому или иному времени. На мой взгляд, каждая эпоха по-своему, интересна, а, поскольку я уже "немолодой юнош" и помню прошлые годы, начиная с конца пятидесятых, то могу со всей ответственностью заявить: не бывает плохих или хороших времен. Когда тебе двадцать, будь хоть война, все равно, молодость берет свое. А в пятьдесят вспоминают годы юности с идиотическим умилением, утверждая, что "раньше было лучше". А просто был молод! Вот и все. Я тоже могу сказать, что в пресловутые "годы застоя" жил весьма неплохо. Мы пили вино, слушали музыку, и нам было наплевать на все идеологии. Помню, в конце шестидесятых распевали песенку: "На Восток езжай сынок, - говорит мне папа. Не хочу я на Восток, я хочу на Запад". Конечно, были и такие, кто делал карьеру, через комсомол, через другие общественные организации. Нынче они, в большинстве, в передовом отряде строителей капитализма. Но, в основном, мои сверстники сегодня самые заурядные люди.

Но в чем я, безусловно, уверен, так в том, что у каждого времени есть как бы свой "запах". Во всяком случае, у меня присутствует подобное ощущение. А с этим чувством писать книгу про любую минувшую эпоху, в общем-то несложно. Для меня главное, не домысливать на свой лад образ той или иной исторической личности, как делают некоторыеавторы, а показывать обычную жизнь в необычном преломлении. К сожалению, я пока не написал книг про двадцатые годы, хотя очень интерсуюсь тем периодом истории. Нет у меня и произведений про времена "проклятого царизма". Про пятидесятые годы я написал один роман, но он до сих пор не опубликован. Называется "Пасынки ночи". Что касается дня сегодняшнего, то у меня нет против него ни малейшего предубеждения. Сегодня жить интересно, да и возможностей побольше. Какой чудак при советской власти стал публиковать бы мистическую прозу? Чтобы в те годы стать писателем, нужно было идти на компромисс с властями, и даже в этом случае провинциалу пробиться было практически невозможно. Зато писатель в те времена по статусу был чуть ниже космонавта, да и по доходам стоял на том же уровне. Два года назад меня приняли в Союз писателей России. Произошло это достопамятное событие в Челябинске, где находится правление областной писательской организации. Всего в области 45 членов Союза Процентов на восемьдесят, это убогие неимущие старики, во всяком случае, такое впечатление они производили.

" - Вот и будь пиратом после этого! - сказал молодой моряк.

- Да, но не будь дураком! - отвечал Сильвер."

СМЕРТЬ: Вы пишете довольно простым и доступным языком. Считаете ли вы свой отличительный стиль плюсом или минусом? По крайней мере, я могу сказать, что автор - вы, даже не глядя на обложку. Но, при этом, если кому-то не нравится этот стиль, он, однозначно, не переменит свое мнение.

АТЕЕВ: Я просто по - другому не умею. Как ни старайся контролировать стилистику, все равно не сможешь долго это делать. Язык, присущий именно тебе, так или иначе, выплывет наружу. Конечно, старюсь, чтобы конкретный персонаж имел отличную от других лексику. Ведь присущие только ему речевые обороты лучше всего рисуют его образ. Ясно, что уголовник говорит иначе, чем профессор консерватории, а молодежный слэнг не присущ пенсионерке. Тем более важен язык, когда пишешь о прошлых эпохах. Приходится копаться в словарях, использовать обороты из книг того времени. Но при этом существует опасность "пересолить". Как вы правильно отметили: не всем нравится мой язык. Часто указывают на его чрезмерную простоту, упрощенность, излишнее использование жаргонных слов. Но, коли, по вашему утверждению, меня не сложно отличить от других авторов, считаю это плюсом. Так сказать: "стилем - с берем стилем -с"!

СМЕРТЬ: Жанр ужасов довольно часто символичен. За основной фабулой или какими-то вещами автор прячет намек на что-то иное, на социальный строй или какие-то иные явления. Присущ ли такой подход вам? Если да, то, не могли ли вы привести какие - нибудь примеры этого?

АТЕЕВ: Безусловно вы правы. За сюжетом очень часто скрываются весьма прозрачные намеки. В то же время, работа в жанре "несерьезного чтива" позволяет не опасаться каких-либо преследований или даже административных окриков. Впрочем, сейчас это не имеет особого значения. А примеров подобного подхода сколько угодно. Возьмем хотя бы, "Старое кладбище" Во второй части речь идет о новом, социалистическом городе, построенном на месте старого кладбища. Тут, конечно, прямая аналогия с "Иванами, не помнящими родства". Для советского человека это достаточно характерно. И не потому, что ему было безразлично прошлое собственной семьи, рода Просто, страх репрессий настолько въелся в народную память, что о предках, даже благополучных, предпочитали не вспоминать. Да и были ли они, благополучные? Но, с другой стороны, есть в этом явлении и элементарное невежество, безкультурье Мне приходилось общаться с немцами, высланными в свое время с Поволжья, Кавказа. Так они до сих пор помнят, из каких уголков Германии прибыли в Россию их предки в восемнадцатом, начале девятнадцатого веков. Репрессиям они подвергались, может быть, даже большим, а вот помнят!

Так вот, про Старое кладбище Магнитогорск построен хоть и на пустом месте, но у него имелась предшественница - казачья станица Магнитная, заложенная еще при Матушке Екатерине. Сейчас она слилась с городом, а во времена моей молодости, находилась на отшибе. В ней располагалась психиатрическая больница, да и сейчас она там находится. Когда - то станица была довольно большим населенным пунктом. Через нее прокатывались и Пугачевское восстание и волны Гражданской войны, но во второй половине тридцатых годов, три четверти ее домов ушли под воду заводского пруда. В ней имелось три кладбища. Одно затоплено, другое находилось в самом центре нынешнего поселка и сейчас застроено, а самое последнее, заложенное еще до революции, еще в восьмидесятые годы существовало. На нем уже никого не хоронили, но в то время сохранялся целый ряд надгробий, связанных со строительством города. (Кстати, там похоронен и мой прадед) Имелись там памятники и жителям страницы, погибщим в Гражданскую войну, и комсомольцам - первостроителям Магнитки с такими надписями: "Погиб в час дня на домне" или с выведенными сваркой буквами "КИМ" (коммунистический союз молодежи). Были и другие памятники. Помню солидное надгробье какой - то еврейке - врачу, датированное тридцать четвертым или тридцать пятым годом. И вот такая деталь. Фамилия этой еврейки была ну, скажем, Шумахер. Так какой - то энтузиаст срубил зубилом четыре первых буквы, зато оставил три последние. Учитывая, что памятник сделан из гранита, работа оказалась явно трудоемкой, однако выполнена была с таким тщанием, что разобрать первые буквы было невозможно. Я не думаю, что, на лицо, проявление антисемитизма. Это, по - моему, тупой бессмысленный вандализм, характерный для некоторой части нашего населения. Могилы и просто раскапывали, разоряли, видно стремясь найти несметные сокровища. Потом это кладбище снесли, не оставив и следа от надгробий комсомольцев - первостроителей, евреек, и прочих бедолаг, в том числе и моего прадеда. Построили на этом месте безликие многоэтажки. Почему, зачем - непонятно.Места вокруг предостаточно, можно было, если уж кладбище так мешало, на его месте мемориальный сквер разбить Но, как известно, товарищ Сталин высказывался: "дураков не сеют, они сами родятся." Это касательно "Иванов, не помнящих родства".

Нужно добавить, что после опубликования второй части "Загадки" в городской газете, к некоторым жильцам домов, построенных на снесенном кладбище, стали являться мертвецы и привидения. Как тут опять не вспомнить вышеприведенный афоризм. Такие вот ужасы случались в отдельно взятом городке. А вообще, про заброшенные кладбища можно написатьотдельную книгу. Это только одна история, приведенная мной в качестве иллюстрации к вашему вопросу.

СМЕРТЬ: Случались ли с вами занятные истории, связанные с вашим авторством? Могли бы вы поделиться какой - нибудь из них?

АТЕЕВ: После того, как я приобрел в родном городе репутацию "ужасописца" и мистика, ко мне время от времени стали наведываться разного рода умалишенные. Помню, явилась одна девица, толстая как свинья и, плюс к этому, обладавшая тяжелым немигающим взглядом черных глаз. Она просила сжить с белого света одного знаменитого певца, фамилию называть не буду. По словам свиноподобной девицы, она являлась страстной поклонницей данной супер-звезды и посещала отдельные его концерты в различных городах страны, причем, всегда сидела на первых рядах. Однако певец внимания на нее не обращал (по-моему, он вообще другой сексуальной ориентации). Но и будь он нормальным мужиком, все равно, у этой девки шансов практически не имелось, хотя она была о своей внешности самого высокого мнения. Короче, она решила его уморить, для чего выполняла разные магические манипуляции. Перечислять не буду. Но на певца, как ни странно, чары не действовали. И вот она решила, что я должен ей помочь. Естественно, я послал ее подальше. Поскольку певец до сих пор резво скачет по сцене, думаю, у нее так ничего и не получилось.

Конечно, являлись и более темные личности, чем эта фанатка. Как-то я разговорился с одним практикующим магом. Как и вся подобная публика, этот тип напускал на себя жуткую таинственность. Я даже не знаю, был ли он местным жителем, или кочевал по градам и весям в поисках "философского камня". Но, безусловно, в магии он понимал, поскольку даже опубликовал практическое руководство по ней. Между прочим, этот деятель, в связи с обсуждением сюжета "Загадки" рассказал мне, как отличить эпилептический припадок от приступа одержимости. Одержимый никогда не мочится под себя во время приступа. Так вот, я спросил его: много ли в городе настоящих ведьм? Он ответил, что всегда было много и сейчас достаточно, и, опять же, привел ряд фактов. Вообще, у меня сложилось впечатление, что в городе кроме нескольких экзальтированных личностей, которые играют в сатанистов, существует и нечто вроде настоящей секты, занимающейся именно практической магией. Причем, в свое время, создалось ощущение, что ко мне присматривались именно представители этой секты.

СМЕРТЬ: Не возникает ли у вас каких-либо проблем, когда малознакомые люди узнают, что вы пишете ужасы? Не смотрят ли косо? Потому что с поклонниками жанра такое случается.

АТЕЕВ: В общем - то нет! Во всяком случае, явной враждебности я не замечал. По видимому у некоторого количества горожан (особенно, интеллигенции) в отношении моего творчества существует определенное предубеждение. Как известно, замечательный лозунг: "Что доброго может быть в Назарете?" придумали сами назаряне. Думаю, если бы на моем месте был ну скажем, Лев Толстой, то и тогда - бы не перевелись критиканы. Одно слово, - провинция. Но, нужно сказать, я и сам не лезу в круг местных творческих личностей. Зачем Для них литература - забава, а для меня - кусок хлеба. Конечно то, что я пишу, возможно, с точки зрения снобов, и литературой-то назвать нельзя. Сейчас меня издают, а через несколько лет забудут. Но приведу такой пример. Жена мне рассказала следующее. Дочь ее знакомой начала читать книги только после того, как прочла "Загадку старого кладбища". Этого мне достаточно.

Тут из глаз автора скатились скупые слезы умиления и восторга от личного вклада в святое дело умственного развития малолетних россиян. Как там, у классика, про просвещенного школьника который: "не Кастанеду глупого, Атеева с Акуниным с базара понесет."

СМЕРТЬ: Что бы вы пожелали своим читателям?

АТЕЕВ: Книги Атеева перед прочтением сжечь!



© Сергей Могилевский subfocus.ru

© Copyright subfocus.ru. Разрешается публикация материалов сайта с обязательным указанием ссылки на сайт каталог фильмов ужасов