Posted on

Howard Philips Lovecraft ‘Beast in the care’
(1932-1937)

Лавкрафт — не рядовой писатель, это единственное, что можно о нем сказать совершенно однозначно. И я уверен, что наше восприятие его произведений не самостоятельно. Точно также как и его личность, произведения Лавкрафта покрыты очень густым слоем мифологии и осмысления творчества писателя. Далеко не все, слышавшие о Лавкрафте, на самом деле читали его книги. И совсем единицы стали его поколнником после чтения рассказов — большинство из наз полюбили Лавкрафта еще до того, как толком узнали о нем. Нас окружает очень плотная оболочка произведений в различных жанрах, которые аппелируют к Лавкрафту, используют его сюжеты. Именно они обычно становятся нашими первыми проводниками в мир ‘Некрономикона’ и иже с ним. Разговоры о лавкрафтианском духе воспитывают в нас определенное восприятие, и читая уже самого Лавкрафта мы не в состоянии абстрагироваться от того, что слышалии ранее, от лавкрафтианских аллюзий в других книгах, от ‘лавкрафтовой атмосферы’ фильмов, от массы удивительных картинок, в которых некто спускается с керасиновой лампой в руке по зловещей лестнице в глубину мрака. Так что созданная на основе Лавкрафта обширная мифология уже в свою очередь влияет на то, как новички будут воспринимать его же рассказы. Я уже не говорю о том, что вряд ли существует дургой писатель, настолько плотно окруженный завесой из мифов и домыслов, которые призваны придать ему еще более таинственный ореол.