Posted on

Антропофаг
(Anthropophagus)
(1981)

  • Антропофаг
  • Anthropophagus (1981)
  • Режиссер Joe D’Amato
  • В ролях: Тиса Ферроу, Саверио Валлоне, Ванесса Стайгер
  • В переводе с греческого языка слово ‘антропофагус’ означает людоед. Именно людоеда поселил на маленьком греческом острове режиссер и соавтор сценария этой картины Джо Д’Амато. Вообще-то ныне покойный Д’Амато был более знаком мировой кинообщественности как плодовитый создатель софт- и хардпорно, автор трэш-сериала о похождениях Черной Эммануэль. Но на рубеже 70 — 80-х годов он приложил руку к модному тогда каннибальскому фильму ужасов, пытался объединить хоррор и эротику ( ‘Эммануэль и последние каннибалы’, ‘Эротические ночи живых мертвецов’).

    В ‘Антропофаге’ ‘обнаженки’ нет совсем. Это гнетущая, шокирующая рядом сцен лента показательна для южноевропейского фильма ужасов того времени своей нарочитой направленностью на разрушение представлений о том, что в кино могут существовать хоть какие-то табу. И если ‘Антропофагом’ Д’Амато не выиграл неофициальное соревнование в натуралистичности сцен насилия у Руджеро Деодато (‘Ад каннибалов’) и Умберто Ленци (‘Каннибалы’), то уверенно встал с ними на один уровень. А по части атмосферичности своего опуса даже переиграл. Большую часть фильма зритель вместе с героями-туристами не может понять, что происходит на милом островке, где царит полное запустение, вздрагивает от каждого шороха, движения тени, проблеска молнии. А потом появляется монстр с изуродованным лицом и безумными глазами. Единственное, чего он жаждет — душить, рвать глотки зубами, кромсать живую плоть отточенной сталью. О его происхождении поведают кратко, но исчерпывающе. Палящее солнце, бескрайнее море, спасательная лодка с семьей. Ошалевший от зноя, голода и жажды отец бросается на маленького сына. Мать пытается защитить ребенка и первой попадает под нож.

    В ‘Антропофаге’ Джо Д’Амато жесток по отношению к зрителю более, чем его персонаж-людоед к своим жертвам. Тот, по крайней мере, ничего не соображает, им движет слепой звериный инстинкт. Это подтверждает финал ленты, когда антропофаг получает-таки смертельный удар киркой в живот, держит в руках собственные выпавшие потроха и, прежде чем упасть, жадно впивается в них зубами. Режиссер же сознательно изматывает вас ожиданием чего-то страшного, усиливая психологический пресс музыкой Марчелло Джиомбини, которая сама по себе способна свести с ума. А после добивает точечными ударами насилия за гранью здравого смысла. Апофеозом кровавой вакханалии становится бьющая наотмашь сцена, в которой людоед душит беременную женщину, вырывает плод из чрева и тут же пожирает его. Все это на глазах еще живого мужа и отца.

    Итальянские фильмы ужасов того времени были абсолютно серьезными. Иногда их ни на чем не основанная претенциозность вызывала обратный эффект — без гомерического хохота сии опусы смотреть невозможно. ‘Антропофаг’ — представитель того же поколения откровенного дешевого трэша. Вот только на его просмотре смеяться не хочется. А после финального титра ‘Конец’ возникает непреодолимое желание включить свет во всех комнатах и проверить, крепко ли заперта дверь.