Posted on

Новый Франкенштейн
(Frankenstein)
(2004)

  • Новый Франкенштейн
  • Frankenstein (2004)
  • Режиссёр: Marcus Nispel
  • В ролях: Vincent Perez, Michael Madsen, Thomas Kretschmann, Ivana Milicevic
  • Несмотря на то, что Франкенштейн нашими прокатчиками заявлен как новый, по сути — это все тот же доктор Виктор Франкенштейн, сумевший прожить более двух столетий и сменивший столь ‘громогласную’ фамилию на не менее пафосную — Гелиос. Всё это время он был обуреваем поиском некоего идеала красоты, совершенства и, не найдя его в природе, Виктор начал создавать его самостоятельно, попутно шокируя мировую общественность революционными открытиями в области медицины. Я сознательно употребляю здесь глагол ‘создавать’, ибо творить может только Творец. Виктор Гелиос же только создает, потому что он не в силах вложить в свои создания душу (а их за 200 лет он наделал достаточно). И они живут в нашем мире, терзаясь смутными и неясными страданиями явно не физического характера (в этом создания безупречны). Создания не могут совершить самоубийство, им не позволяет инстинкт самосохранения. Поэтому кто-то находит утешение, обращаясь к Богу, в надежде, что Он примет их, кто-то проникается мрачной эстетикой смерти, посещая чужие похороны и находя в этом единственную отраду, а кто-то находит смысл своего существования в том, чтобы кромсать людей.

    Сиэтл содрогается от убийств очередного серийного убийцы, характерным подчерком которого является удаление из тела жертвы какого-либо органа с профессионализмом матерого хирурга. И без того запутанное дело осложняется тем, что один из убитых — охранник городской библиотеки — имел весьма специфические биологические особенности. У него было два сердца, а скелет по прочности не уступал бетону; своего рода образчик совершенного человека, который может упасть с пятого этажа, отряхнуться и пойти дальше по своим делам.

    И без того трудное расследование осложняется, как постоянными попытками детектива в исполнении Майкла Мэдсена прибрать дело к своим рукам, так и появлением загадочного человека в капюшоне по имени Дефкалион, утверждающим, что он — первое создание Виктора Гелиоса. Дефкалион предлагает свою помощь главным героям — женщине-полицейскому и ее напарнику, преследуя при этом собственные цели. Им движет жажда мести своему создателю. Пока герои пытаются разобраться в происходящем, тело убитого охранника сгорает во время загадочного пожара в городском морге. Кто-то явно не хочет, что бы его тайна была раскрыта .

    Несмотря на то, что сценарист Джон Шибан перенес действие в наше время, фильм отсылает зрителя все к тем же классическим вопросам, составляющим основу существования человека: что такое жизнь и что такое смерть. Можно ли жить без души. Своего рода эссе на тему жизни и смерти. Режиссер Ниспел уловил эту идею и подкрепил картину соответствующим визуальным рядом. Чувствуется тот же стиль режиссера, что был заявлен в римейке Техасской резни бензопилой, но в данном случае Маркус Ниспел смещает акценты. Динамика сменяется неторопливо разворачивающимся действием, лихорадочное напряжение преследования сменяется плотной, мрачной и гнетущей атмосферой, обволакивающей зрителя ‘very sick’, как говорят американцы. Собственно в картине мы не увидим ни одной яркой, красочной, гладко-прилизанной локации. Это будут сплошные морги, заводы, темные комнаты с бритвенными лезвиями, холодильниками, заставленными внутренностями, угрюмые заброшенные дома, сырые корабельные трюмы, безлюдные архивы городской библиотеки. Даже если мы увидим обычный жилой дом, то он предстанет перед нами исключительно ночью, в тумане. Аналогичное гнетущее чувство рождается при появлении героев: в фильме нет традиционного лав-лайна, нет счастливых семейств. Герои в основном живут поодиночке, только у женщины-детектива есть брат-аутист, целыми днями строящий крепость из деталей конструктора, что рождает у зрителя чувство еще более щемящей тоски. Возлюбленная есть только у Виктора, но их отношения не менее патологичны, чем все происходящее в фильме, ведь она — тоже работа Гелиоса, созданная, чтобы он мог ее любить .

    В визуальном плане картина безупречна, ценители хоррора могут просто сидеть и любоваться мастерски исполненными локациями. Интересно, что Ниспел не ставит самоцелью любование эстетикой хоррора: визуальный ряд органично отвечает как общей концепции фильма, так и ценен сам по себе. Не следует думать, что картина лишена динамики напрочь: в ‘Новом Франкенштейне’ есть ряд достаточно острых моментов, обладающих высокой степенью экспрессии. Например, когда Дефкалион рассказывает, что он создан из частей тела убийц, а жизнь ему дала молния, в доказательство чего хватается за оголенные провода. Во многом это заслуга и актерского состава, который не то, чтобы очень ‘звездный’, но состоит из далеко не последних голливудских актеров .

    И, наконец, особую прелесть фильму придает музыка Анджело Бадаламенти, написавшему главные музыкальные темы к ‘Новому Франкенштейну’. Весьма интересен монтаж картины — сцены сознательно отделяются одна от другой затемнениями экрана. Складывается впечатление, будто фильм сшит из кусков, причем при этом он не теряет своей целостности, будто сама ткань фильма — очередное создание Виктора Франкенштейна. Одним словом, чудный образчик хоррора, который обязательно должен занять достойное место в коллекции ценителя жанра, если не одно но… Причем весьма существенное и грозящее перечеркнуть все достоинства картины .

    Фильм, строго говоря, не имеет концовки вообще. Может быть, Ниспел заранее просчитывал возможность продолжений (фильм, кстати, телевизионный), может быть, у него закончились деньги (Маркус Ниспел является здесь и продюсером), а возможно было просто лень снимать дальше, но такую развязку даже открытой назвать сложно. Создается ощущение, что фильм попросту обрубили на середине повествования, что, в свою очередь, рождает чувство неудовлетворенности после просмотра. Представьте себе, что вы смотрите интереснейший фильм, но вам его останавливают где-то на середине и скромно так заявляют: ‘The End’. Честно говоря, коробку с диском после этого мне хотелось запустить в стену. О намеке на сотворчество зрителя речь в данном случае не идет, ибо в таком случае зрителю придется домысливать как минимум полфильма .

    Отмечу также, что ‘Новый Франкенштейн’ — довольно редкое явление на российском рынке. Дело в том, что пираты вместо Франкенштейна Ниспела по ошибке выпустили совершенно другой фильм, с аналогичным названием, который был также снят специально для телевидения примерно в то же время, но является классической (!) экранизацией произведения Мэри Шелли. Это обстоятельство ввело в заблуждение немалое количество людей, в том числе и автора данного обзора. Поэтому просьба быть внимательными и если вас заинтересовала картина, то приобрести ее можно только на лицензионном издании от Централ Партнершип .

    Как итог — у Ниспела получилось вполне смотрибельное и серьезное переосмысление истории о Викторе Франкенштейне, очень мрачное, гнетущее, с легким налетом претензий на философствование. По крайней мере, фильм заставит зрителя задуматься. Бесспорные плюсы картины, такие, как безупречный визуальный ряд, потрясающее звуковое и музыкальное сопровождение, хороший костяк съемочной группы (в качестве исполнительного продюсера ‘засветился’ даже Мартин Скорцезе) и достаточно продуманный сценарий соседствуют с огромным минусом в виде полнейшего отсутствия даже намека на финал. Фильм предстает в высшей степени незавершенным. Рекомендую всем тем, кого не смущает высокая вероятность сказать после просмотра: ‘Как. И это все. А дальше.!’, а также заядлым эстетам. Остальным советую подумать, взвесив все ‘за’ и ‘против’, прежде чем приобретать сей продукт .